Сашарисса
If aim - aim higher
Автор: Сашарисса
Бета: Ими
Название: Травка и Шварц. Бытовые зарисовки.
Фэндом: Кроссовер аниме “Weiss Kreuz” и фильма “Ruins”
Персонажи: Шварц, Вайсс, травка.
Жанр: стеб

Эпизод первый. Знакомство.

Таксист выругался. С одной стороны, подъезжать к пирамиде даже близко не хотелось. С другой стороны, сумма, которую протягивал высокий темноволосый американец, превосходила его выручку за месяц в два раза.
- Ni modo*, садитесь.
К счастью таксиста, рывка белобрысого туриста, пойманного за ошейник американцем, он не заметил. Как и не заметил облегченного вздоха рыжего иностранца, убравшего ногу с красной ленты, связывающей ноги того же белобрысого.

(* - «Ну и Бог с ним», исп.)

-Шульдих! Ну вот скажи мне, оно тебе надо было? - Кроуфорд не спешил радоваться жизни в этот солнечный жаркий день. Причиной, вероятно, были несколько километров джунглей, находящихся вокруг Брэда и его коллег. В джунгли Шварц привел сидевший в лобби отеля полусумасшедший грек, именем Бога заклинавший любого проходящего мимо не ездить к проклятой пирамиде. Когда глаза Шульдиха хитро сощурились, и телепат сделал шаг к вещуну, американец пожалел, что Джей остался в номере. Проблем ведь можно было избежать...
- Конечно! Когда еще я смогу прикоснуться к культуре ацтеков?
- Майя, - автоматически поправил Наги, проламывающий дорогу для команды телекинезом. Маленькая заброшенная тропинка теперь напоминала проезжее шоссе.
- Да без разницы, - отмахнулся немец, - Ты только подумай, мы ведь совсем как на экскурсии! Правда, Фарфарелло?
Джей, вне приступов не любивший, когда его так называли, оскалился:
- Фарфарелло сейчас нет. Но для тебя я могу позвать его хоть сейчас, - для любого вне команды это сочлось бы за угрозу, но в отношении своих все Шварц проявляли изрядную терпимость. Терпелись и привычка Кроуфорд молчать обо всем важном, и привычка Шульдиха трепаться обо всем неважном, и привычка Наги молчать вообще обо всем, и привычка Фарфарелло молча резать все, что убегало недостаточно быстро...
- Да Бог с тобой, - осклабился Шульдих, но по здравому размышлению замолчал: пистолет Кроуфорда упирался ему в висок.
- Мрачные вы какие-то. Расслабьтесь! Мы же в отпуске. И я научу вас отдыхать правильно!
Наги пророком не был, но чуял, что эти слова несут с собой сплошные неприятности...

Пирамида была... да никакой, в общем-то. Большие куски камня, покрытые почти целиком растительностью, отдаленно напоминающей коноплю.
- А мы здесь не одни... - задумчиво протянул Шульдих, - Кроуфорд, опусти пистолет, это всего лишь местные! Наги, опусти Джея, он уже убрал стилеты! С вами только отдыхать, - пробормотал телепат и, подняв руки в мирном жесте, двинулся навстречу местным. Местные впечатлились: в сторону Шульдиха взметнулись мачете, пистолеты и винтовки. Немец в задумчивости сделал шаг назад:
- Джей, а давай ты побудешь парламентером? У вас уже есть общие интересы, - телепат кивнул на мачете.
- Чего они хотят, Шульдих? - спросил Кроуфорд.
- А хрен их знает: они думают на незнакомом языке.
- Ладно, разберемся с ними потом. Сначала на пирамиду залезем. Наги, держи щит. А ты, - взгляд на Шульдиха, - Лезь первым. Твоя ж была идея.
Телепат вздохнул, пробормотал что-то нецензурно-немецкое и начал подниматься. Вслед ему раздались выстрелы. Шварц в любопытстве оглянулись. Местные, что-то крича на своем непонятном языке, тыкали пальцами в шестнадцать пуль, висевших в воздухе.
- Нервные какие, - буркнул Наги, и пули истерлись в порошок. - Успокой их... - два стилета замерли в миллиметрах от двух самых агрессивных стрелков, - Шульдих, - невозмутимо закончил японец. Джей пожал плечами и продолжил залезать на пирамиду. С его точки зрения, чем раньше они залезут, тем раньше они слезут, и тем раньше они вновь окажутся в лоне цивилизации. Любить коллег Берсерк предпочитал в городской черте.
- Спустимся — успокою, - махнул рукой Шульдих и тоже полез наверх.
Местные, еще какое-то время покричав вслед, начали разбивать лагерь у подножия пирамиды. Зеленая растительность шевелилась от легкого ветерка. Вот только ветерка не было...

- Господа, вы только посмотрите какой вид! - радостно выпаливал Шульдих время от времени. Последние полтора часа вид перед Кроуфордом и Наги открывался приблизительно одинаковый: снизу были местные, державшие каждого из них под прицелом, сверху был Шульдих, осматривающий заброшенный исследовательский лагерь с многочисленными кровавыми пятнами. Джей исчез вовсе. Так как контрольная сумма местных совпадала, Кроуфорд предположил, что ирландец забрался внутрь пирамиды.
Сигнал телефона заставил всех Шварц хищно замереть. Звук доносился из колодца на вершине пирамиды.
- Джей? Ты внизу? - крикнул Наги в колодец.
- Да. И вам советую. Здесь свежо, темно и уютно, - Кроуофорд искренне позавидовал Берсерку.
- А телефон видишь? - спросил любопытный Шульдих.
- Пока нет. Но найду по звуку, - сигнал внезапно сменил мелодию на более триумфальную.
На счастье таинственного растения, внутри пирамиды было темно, и оно не видело жуткого оскала Фарфарелло, вышедшего на охоту.
Сигнал прервался внезапно. По крайней мере для тех, кто находился наверху. Внизу же развернулась небольшая потасовка: Джея душило несколько побегов с хищно ощерившимися красными цветочками. Сам Берсерк, в ответ, методично резал растение ножом, не отвлекаясь на мелочи вроде удушья. Когда счет отрезанным бутонам перевалил за пару десятков, травка с утробным воем убралась вглубь пещеры. Фарфарелло, от которого попытка бегства еще никого не спасала, покрался следом.
Травке не нравились эти туристы. Особенно тот, что крался по коридорам вслед шуршащим побегам. Еще никогда и никто не смел ее резать! Даже местные боялись ее до одури, не выпуская зашедших на пирамиду живыми... А эти!.. Несколькими побегами травка попыталась заарканить одного из сидевших наверху, самого крупного. Выстрел, второй, и листья в панике убрались восвояси.
-Любопытно, - протянул Шульдих, - Она разумна. Джей! Закругляйся! У меня есть идея!
-Нет! - простонал Кроуфорд, которому дар предвидения любезно продемонстрировал зеленые в красный цветочек живые обои в его любимой кремовой гостиной...

Травка так и не поняла, в какой момент времени она перестала уползать от психа с ножами вглубь пирамиды и оказалась в горшке, без возможности пошевелить даже листиком. Знакомого пейзажа вокруг не наблюдалось — она была в комнате и ее окружали двое из тех жутких туристов.
-Шульдих? - с любопытством спросил один из них, самый маленький.
-Чего? - отозвался рыжий мучитель, поставив рядом с горшком лейку, из которой он поливал растение.
-А ты уверен, что эта травка питается как обычное растение? Водой?
-Ну, если нет, - злорадно ухмыльнулось чудовище, - То с сегодняшнего дня она на диете.
Горестной перезвон мобильного телефона заставил пару Шварц расплыться в самодовольных оскалах.

Из всех четырех похитивших ее психов, травка предпочитала маленького туриста и того, что был с ножами. Первого, потому что наивному растению он казался самым безобидным. Второй же, несмотря на неудачное знакомство и любовь к колюще-режущим предметам (при виде Фарфарелло травка первые два дня сворачивалась в шар с колючками, что изрядно веселило всех Шварц), был единственным, кто подкармливал ее мясом. Телятиной, конечно, но все лучше, чем вода и удобрения, которыми ее пичкал рыжий турист. Самый крупный из туристов регулярно брал растение под прицел пистолета, бормоча что-то про обои. Если бы не Наги, державший щит вокруг травки, «сувенир из Мексики» Шульдиха не дожил бы до посадки в самолет.

Через три дня травка уже знала всех Шварц по именам.
Кроуфорд, тот который переживал за обои, очевидно, смирился с мыслью о своей потере и теперь, на пару с Джеем, кормил травку телятиной. Но до конца травка Брэду не доверяла: иногда его взгляд становился пугающе оценивающим, а сам американец бормотал что-то про «экономию на сигнализации». О чем шла речь, травка не знала, но интуитивно чуяла подставу.
Шульдиха, огненно-рыжего немца, травка боялась до дрожи листиков: экспериментаторская натура телепата требовала изучения нового обьекта. За пять дней изучения Кукловод успел попытаться защекотать (остановился он только когда Брэд, озверевший от телефонного пиликанья почище Фарфарелло, пригрозился пристрелить обоих), удобрить (травка плевалась и шипела, но телепат был значительно быстрее) и поговорить с растением. Травка жалобно звала хоть кого-нибудь, хоть того же Кроуфорда, но Шварц знали, что лучше не отнимать у Шульдиха полюбившуюся игрушку.
Наги травке нравился тем, что он ее не трогал. Наивное растение еще не связало свою полную беспомощность с милым маленьким японским мальчиком. Вундеркинд, впрочем, в душе тоже был экспериментатором: травка, хоть и сопротивляясь, уже выучила несколько новых рингтонов и теперь с ужасом наблюдала за Наоэ, скачивающим гигабайты музыки. Юноша в этот момент ухмылялся так, что сок стыл в жилах а лепестки порывались осыпаться.
Джей продолжал подкармливать травку с терпеливостью заядлого отравителя. Растение подачки брало, но приручалось неохотно. Но Берсерк был терпелив. Кроуфорда это несколько нервировало: он уже пару раз просыпался от ужаса, видя во сне Берсерка с горшком наперевес, устраивающего кровавую оргию в какой-нибудь церкви. И только абсурдность этой картинки убеждала Оракула, что это кошмар, а не видение. Ровно до следующего раза, когда он заставал ирландца воркующим над горшком с большим куском мяса в руках...

Таможня международного аэропорта Мехико навсегда запомнила бы странную группу иностранцев, слишком шумных, привлекающих к себе внимание. К тому же, за ними, не особенно таясь, по воздуху плыли чемоданы и большой горшок с растением. Их бы непременно запомнили. Но в команде был телепат...

-Кроуфорд? - Шульдих глядел в иллюминатор.
-М-м? - сонно отозвался Оракул.
-Как ты думаешь, она все еще горит?
-Пирамида-то? Вряд ли... Не так уж и сильно Наги ее поджег...
С сидений Наги и Джея донесся похоронный марш Шопена: по настоятельной рекомендации Брэда, японец начал с классики.

@темы: Brad Crawford, Farfarello, Nagi Naoe, Schuldig, Schwarz, The Ruins, Weiss Kreuz, соседям по палате..., травка, фанфик